Снова на Земле

1
Корабль с медперсоналом, оборудованием, сборщиками и проводниками во главе с Нестером приближался к Земле. Цель миссии – взять максимальное количество образцов ДНК женского населения в возрасте от 18 до 25 лет преимущественно славянской внешности. Видимо Наташин генетический код заинтересовал правительство Глории как наиболее-успешный вариант для клонирования. Репродуктивные функции клонов до последних событий не имели положительных подтверждений, поэтому давно-освоенная технология клонирования была под строжайшим запретом. Для огромной территории Глории численность населения была одной из приоритетнейших задач. Тестовая система фильтрации молодого населения имела свои древние корни и не подлежала обсуждению. Большая половина молодых глорианцев не доживали до своих 20 лет. В случае с успешным решением вопроса повышения рождаемости при помощи земных копий открывалась новая эра в развитии Глории. Приоритет миссии значился как «Первостепенный».

От человека с земным именем Василий Петрович, как он сам себя назвал, Нестер получил данные на трёх кандидаток с точными адресами, именами и даже изображениями. Территориально это была Москва (Россия), Николаев (Украина) и Нижний Новгород (Россия). О земном опыте Василия Петровича можно было судить по обширной географии его прошлого. Задача Нестера и его группы заключалась в поиске подходящих вариантов. Далее в работу включались сборщики. Данные передавались на корабль, где было заготовлено 20 кабин с раствором для роста клеток.

Проводники собрались бывалые, и Нестера они недолюбливали. У каждого из них было за плечами гораздо больше земных лет, чем у него, и они не понимали, почему его назначили главным. Он был моложе каждого из них не взирая на свои почти 45. Сборщики же, наоборот, уважали Нестера. Опять же из-за возраста. Работа сборщиков заключалась в установке контакта с носительницей полезных генов, и любой ценой остаться с ней на едине как минимум на 15 минут для снятия данных. Это были молодые парни. Многие ещё плохо знали русский язык, но это только придавало им шарма иностранца.

2
Первым пунктом был Минск. Наташино дело тщательно изучили и составили маршрут исходя из её родословной. Ни один из городов Василия Петровича в список не входил. Нестер и не рассчитывал, что будет легко.

Район «Зелёный Луг» оправдывал своё название. После подготовки и оформления легальных документов, всех «командировочных» разместили в общежитии треста «БелСвязьСтрой» по улице Широкой в мужской корпус. Рядом стоял и женский. Загорелых парней с акцентом заметили при первом же посещении местного магазина. Слухи про «симпатичных арабов» разнеслись со скоростью сарафанного радио по обители одиноких сердец. Вечером того же дня под окнами мужского корпуса состоялось невиданное дефиле юных моделей-любительниц. Работа сама шла в руки. Четверо смелых аборигенок пришли знакомиться в номер к гостеприимным работягам. Единственное, что они не смогли сделать после этого, так это рассказать любознательным подругам, как прошло знакомство. Это только подстегнуло интерес у оставшихся невест, что обеспечило бесперебойный сбор данных на ближайшие несколько дней.

Следующим пунктом для обязательного сбора женского генофонда была деревушка на юге Беларуси, откуда была родом Наташина мама. Для такого маленького населённого пункта достаточно было одного сборщика и проводника. Нестер сам решил съездить, потому что это была ближайшая точка к Украинской цели.

«Отработав» буквально несколько подходящих вариантов в белорусской деревне, Нестер направил машину дальше на юг. Сборщик, по местным документам, Иван, не сразу это понял. На пограничном пункте тщательно проверяли машины и личности въезжающих. В Украине началась гражданская война. Что это такое – глорианцы знали только из исторических сводок Земли. На Глории случались войны много веков назад, но трофеем всегда были только рабыни. Эти войны, как правило, уменьшали количество мужского населения, и тем самым, временно, проблема решалась сама собой. Современные подходы требовали решений, которые и привели Нестера снова на Землю. Белорусские паспорта не вызвали подозрений у таможенников, и после небольшой взятки, о которой значилось в примечаниях Василия Петровича о стране, можно было ехать дальше. Было указано, что взятки придётся давать при каждой остановке блюстителями порядка. Местная традиция для иностранцев. С российских паспортов в дни войны взятки не брались вообще по причине полного запрета въезда для них в страну. Глорианцы не понимали такого явного экономического промаха со стороны местных властей.

Иван заволновался, зачем они отклонились от маршрута, и Нестер его успокоил:

– По моим сведениям, украинки – самые привлекательные из славянок. Ты скоро сам всё увидишь.

И действительно, в каждом населённом пункте, у Ивана кружилась голова от желания выполнять свои служебные обязанности. Всё чаще молодой сборщик задерживался на работе и возвращался на столько уставшим, что основную часть пути спал как младенец. Проводник был обязан пресекать любые несанкционированные действия коллеги, но с Нестером Ивану беспокоиться было не о чем – у того были свои мотивы закрывать глаза на вольности попутчика. Медленно, в плотном трудовом темпе Ивана, они двигались к первой контрольной точке секретного списка Нестера – городу Николаев.

В каждой высокой светловолосой девушке Нестер видел Наташу. За девять месяцев полёта он так и не смог привыкнуть к мысли, что её не стало. Конечно же в базе хранился образец кода её прошлой копии, но те месяцы, которые они провели вместе на Глории, уже было не вернуть.

3
Цель по имени Галина открыла дверь. Нестер узнал её по фото, но не ожидал, что разница в возрасте будет такой значительной. Не менее 10 лет прошло со времени снимка.

– Вам кого? – спросила Галина.
– Вам привет от Василия Петровича, – сказал Нестер, как и было указано в его инструкции.
– Вась! Тут от тебя привет принесли! – крикнула Галина кому-то в квартире.

Вышел мужчина, которого Нестер уже знал – Василий Петрович собственной персоной.

«Неплохо, Вася, неплохо, я то думал, это я ходил по краю, а тут такая забота о своих женщинах – оставил тут копию себя, или там?» – размышлял Нестер.

– Вам привет от Василия Петровича, – повторил Нестер.
– Галя, это ко мне, по работе, собери на стол что-нибудь.

Когда женщина ушла, Василий Петрович провёл гостей в закрытую комнату и тихо спросил на глорианском.

– Что случилось?
– Нам нужны данные Галины для клонирования, по вашей же просьбе.

Иван молча и в кротчайшее время снял все данные с бессознательного тела Галины, и только в машине на обратном пути спросил:

– Как мне это объяснить своему руководителю? Она не подходит по возрастным требованиям.

Нестер дал ему код для скрытия объекта в базе, и Иван понял, почему Нестера назначили главным проводником. Дорога назад была не менее насыщенной рабочими контактами – в рейтинге сборщиков Иван лидировал с большим отрывом.

4
Обратный путь Нестер скорректировал, чтобы проехать через закрытую Чернобыльскую зону. Город Припять значился в его исследовательской работе как пример типичной земной глупости. Взяток понадобилось много, но это были единственные преграды.

Глядя на заброшенный город, глорианцы недоумевали, как можно было настолько безграмотно развивать свои технологии в таком благоприятном климате. Из земной истории этого места они знали о причинах той аварии. Также как во многих других случаях земных катастроф и трагедий, а именно – будь то американские башни-близнецы, или гибель российской подводной лодки «Курск», или мистификация с высадкой на Луну – всё это лишь подтверждало недостаток фильтрации интеллекта на Земле. Любые законные выборы правительства были лишь примитивным фарсом. На Глории вопросами управления и планирования занимались люди, чьи навыки определялись системой учёта способностей. Существовали тесты и задания, которые показывали склонность к той или иной сфере деятельности. Практически в каждом земном происшествии прослеживался умышленный человеческий фактор. Междоусобные противостояния приводили к огромным человеческим жертвам и банальной лжи планетарного масштаба. Глорианцы давно могли открыть себя землянам, но не считали их братьями по разуму. И время никак не исправляло ситуацию – с первых глорианских полётов на Землю проблема разумности местного населения не давала положительных сдвигов.

К вечеру снова въехали в Беларусь и остановились на ночлег в городе Мозыре. Официантка Алёна на давала Ивану расслабится и отвлечься от рабочих мыслей. Нестер пошёл спать в номер.

Ивана не было до обеда. Появившись, он выглядел одновременно уставшим, счастливым и озабоченным.

– Можем ехать? – спросил Нестер.
– А есть вариант её взять с собой?
– На Глорию?
– Ходят слухи, что вам удалось привезти с собой землянку.
– Свой вариант я не желал бы никому.
– А можем мы остаться тут на некоторое время?
– Что-то мне подсказывает, что ты не сможешь собирать данные, думая только об одном объекте. Как я буду объяснять причину нашей задержки? Один день, пробный, если результатов не будет – сам понимаешь…

Как Нестер и предвидел, Иван был напрочь выбит из профессиональной колеи. При контакте с каждым предполагаемым донором, он был рассеян, отвлечён, задумчив, и это приводило к нулевым показателям. Иван работать не мог до самого Минска. По приезду выяснилось, что невиданная профессиональная болезнь выкосила уже половину молодых сборщиков. Проводники нервничали. Сроки окончания миссии с таким раскладом существенно отодвигались. Все попытки проводников помочь в сборе данных терпели крах – претендентки смеялись и предлагали познакомиться с мамой.

Для секретного задания Нестера задержка была кстати. В документации к двум другим заданиям были указаны даже номера телефонов. Нестер позвонил. После «привета от Василия Петровича», очередной Василий Петрович пообещал привезти московскую цель в ближайшие несколько дней. Нижний Новгород не отвечал.

5
Нестера тянуло в старый район. Он не понимал, что там можно найти или увидеть. Возможно, сама атмосфера прошлого Наташиного присутствия не давал ему покоя. Но это было небезопасно, его могли узнать. Повторное посещение мест, где ранее приходилось жить и работать, запрещалось. Если бы не конкретная миссия, связанная именно с этим регионом, он бы никогда не попал в этот город снова.

На свой страх и риск он всё же решил взглянуть на старый двор. Летняя пора как никогда притягивала воспоминания тенистых зарисовок. Он хотел лишь издали посмотреть на скамейку под огромным клёном. Трамвай донёс его до центра за 15 минут, и дальше медленно пешком он в считанные минуты оказался в заветном районе.

Он максимально замаскировал себя нелепой бейсболкой, спортивным костюмом и тёмными очками. Вместо привычной бороды пришлось гладко выбриться – сборщики оценили помолодевший новый образ и сделали вид, что опасаются конкуренции. От прошлого Дмитрия это был диаметральный облик.

Субботний вечер августа, традиционно, благодаря дачникам и любителям отдыха на природе, оставил город без будничной суеты с полупустыми улицами и дорогами. Нестер очень полюбил это редкое социальное явление, как и любые кратковременные моменты типа «светает» или «вечереет». Если последние феномены на Глории имели место быть, и даже несколько дольше, чем на Земле, то временно-опустевшие улицы мегаполиса – это было приятным местным открытием. Конечно, даже такое количество встречающихся людей для глорианского образа жизни было чем-то невообразимым, но интроверты Земли в полной мере могли ощутить «своё время».

Нестер обошёл район вокруг и решил заглянуть со стороны, с которой никогда не ходил ранее. Наташа оттуда часто возвращалась с работы. По неровной потрескавшейся квадратной силикатной плитке он осторожно подошёл к углу соседнего дома и заглянул в свой старый двор. На скамейке сидел… Дима.

(продолжение следует)
27.07.2020